• ПАВЕЛ ЗВЫЧАЙНЫЙ И ОКСАНА ЛЕБЕДЕВА: МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА

    Pavel & Oxana

    Опубликовано: 17.11.2019

    Оригинал статьи:

    http://www.dancesport.ru/news/news_9783.html

    Фото: Антон Алёшкин

    Их жизнь как цветной калейдоскоп. Сегодня Берлин, завтра Майами и Гонконг. Вереница встреч и событий, лиц и впечатлений. В этом интенсивном ритме Павел Звычайный и Оксана Лебедева научились ценить мгновение и быть откровенными с самими собой. Сегодня они — не только Чемпионы мира по латиноамериканскому шоу и финалисты крупнейших мировых турниров WDC, но и один из самых востребованных танцевальных дуэтов, которые хорошо знают цену успеха и стремятся сделать бальные танцы ещё более популярными. 

    Оксана, Павел, Ваша танцевальная история началась не так давно. Скажите, кому из бывших партнеров Вы хотели бы сказать отдельное спасибо?

    Оксана: Наверно, Сергею Осейчуку. Мы прошли очень трудный путь и стали с ним Чемпионами мира, многократными Чемпионами Германии. Это было непросто, потому что у нас было всего полгода в году, когда мы могли тренироваться вместе. Это было очень сильное партнерство. Потом, конечно, партнерство с Франко (Формика – прим. ред.). Он был нашим педагогом с Сережей, нашим идолом. 

    Когда мы начали танцевать с Франко вместе, он всегда оставался моим учителем. Может быть, сложность нашего партнерства была именно в том, что мы не стояли на одном уровне, и мой голос порой не всегда мог быть услышан. Для меня это было проще, чем для Франко. Помню наш первый Блэкпул. Он очень волновался, это была ситуация на грани нервного срыва. А я просто сидела и повторяла комбинации. Я не понимала, что со мной случилось. И, наверно, только когда наше партнерство распалось, я осознала это. 

    Но я ему очень благодарна, так как он, действительно, научил меня основам латиноамериканского танца. И мне кажется, нам с Павлом очень повезло в том, что он тоже когда-то занимался с Франко. У нас одна танцевальная школа, общий танцевальный background, так что нам легко, потому что мы говорим на одном языке.

    Павел: Оксана – моя восьмая партнерша. Я этим не горжусь (улыбается – прим. ред.). Я многому научился за это время. Потому что было много разных девочек, много разных характеров. Я не знаю, почему сложилось именно так. Я знаю, что есть пары, которые танцуют вместе по десять лет, и это классно! Но, видимо, из-за моего сложного характера у меня получилось иначе. Но с каждой девочкой я приобретал жизненный опыт, и не только танцевальный. 

    А как началась история Вашего дуэта?

    Оксана: В мае 2016 года у нас была первая проба, а первый наш турнир состоялся уже в сентябре в Японии. Риккардо с Юлей были там первые, мы стали вторые. Для нас это было такое счастье! (улыбается – прим. ред.). Было классно. С первого прикосновения мы как-то почувствовали, что это оно. У нас было два-три дня тренировок, и я помню, что я не могла остановиться. 

    Паша был очень уставшим, так как только прилетел из Гонконга, а я этого не понимала. Мне просто хотелось танцевать, танцевать, танцевать… Мне кажется, что в предыдущие годы, до нашей встречи, я была в какой-то дыре, а с Пашей появилось ощущение, что вот сейчас я дышу. Так что мы нашли друг друга. Видишь, ты говоришь, я – восьмая (обращается к Павлу), а у тебя lucky number – 8, (счастливое, удачное число). У нас даже e-mail: pavel – oxana 888.

    А кто Вы по знаку Зодиака? 

    Оксана: Я – Овен. 

    Павел: А я – Скорпион.

    Какое горячее сочетание! 

    Павел: Многие педагоги говорят, что это сложно. Но я могу сказать, что верю в гороскоп. Мы не чувствуем этой сложности. И нам очень комфортно.

    Оксана: Недавно у нас были уроки с Кармен (Кармен Винчелли) и она сказала мне: «Ты, вообще-то – Овен. Брайан – Овен, Алан Торнсберг – Овен, но ты совсем другая. Возвращайся к Овну, надо быть уверенней в себе». Где-то, наверно, это тоже сидит во мне. Но в жизни я стала скромнее и мягче. Так что, может хорошо, что я нетипичный Овен. Мы оба понимаем, что нам дана возможность, второй шанс, который надо ценить. Поэтому мы трепетны, аккуратны. Мы мягче друг с другом.

    Павел: Раньше я мог, действительно, сразу взорваться на тренировке. Сейчас это тоже бывает, но я знаю, как перенаправить эту энергию в позитивное русло. 

    Что для этого нужно?

    Павел: Нужно время, точнее осознание времени. Нужно понимать, что споры занимают то время, которые необходимо тратить на работу, на улучшения. И я думаю, что мы хорошо это осознаем. И даже, если что-то подобное случается, мы чувствуем это и расходимся на какой-то момент. А потом возвращаемся и работаем дальше.

    Оксана: В паре важна коммуникация. Особенно в тех случаях, когда партнер тебя не понял. Надо отложить все эмоции и объяснить партнеру, что происходит. Мне кажется, раньше я всегда следовала за партнером. И, когда мы только начали пробовать танцевать, я спросила у Паши: что ты хочешь? На что мне ориентироваться? И он сказал: просто отдайся моменту…

    Павел: Просто почувствуй…

    Оксана: И до сих пор это нас спасает. Потому что слова иногда неправильно воспринимаются. Мне кажется, что танцорам нужно научиться коммуницировать на уровне энергии, на уровне взглядов.

    Павел: И даже прикосновения… Когда мы приходим на тренировку, мы не начинаем сразу же двигаться. Иногда просто беремся за руки, потому что вначале необходимы просто ощущения. Надо настроиться друг на друга. Особенно, когда идет подготовка к основным турнирам. Это самый пик эмоционального давления, когда выходят на первый план страсти, страхи, комплексы. И все это за пару часов тренировки. Но мы справляемся с этим.

    Топовые пары – это всегда индивидуальный стиль. На что Вы делаете ставку в своём танце?

    Павел: Мы часто общаемся с ребятами, даем интервью, и часто то, что происходит на самом деле, и как видят нас люди, не совпадает. Тем не менее, всегда интересно услышать чьё-то мнение. Мы с Оксаной очень концентрируемся на идее «Мужчина» и «Женщина». Это очень важно, как мужчина ведёт, как он стоит, как смотрит, трогает, как Оксана это воспринимает и «переводит» в женское. Естественно, мы понимаем, что танец постоянно развивается. Да, мы не такие танцоры, которые делают ставку исключительно на физику, но, чтобы соревноваться – это просто необходимо.

    А с точки зрения техники, каковы Ваши сильные стороны?

    Павел: Я всегда мечтал быть универсальным танцором. У меня такой идеалистический взгляд: уметь все. Я понимаю, что это сложно. Но я очень комплексно стараюсь подходить к своему танцу. При этом я знаю с детства, что у меня очень пластичное тело, это один из главных моих «козырьков». 

    Оксана: Мне кажется, что я не очень талантлива в чем-то одном. Мне всегда тяжело давалось: быть четкой. Мне от природы тяжело быть быстрой. Да, я растягиваюсь с детства, но это не гутаперчевость, которая есть у меня от природы. Я всегда очень много работаю, чтобы достичь результата. Меня всегда впечатляли разные танцоры, разные аспекты танца. И я пыталась найти их в себе. Сейчас танцы сильно меняются, приходит юное поколение, очень много физически сильных ребят, но куда-то порой уходит тот неповторимый латиноамериканский колорит: аутентичность латины, женственность. Это то, что есть у меня от природы: ощущение музыки. «Сердце танцует, сердце поет» — это то, что я чувствую. 

    Оксана, как Вам удается добиться такой эмоциональной свободы на паркете?

    Оксана: Даже на турнире у меня постоянно идет процесс проработки каких-то технических моментов. Но эмоции, которые Вы видите, они настоящие. Мне приятно с Пашей танцевать, я не чувствую стресса. Мне кажется, на тренировке мы ещё лучше танцуем, чем на турнирах. Потому что на тренировке мы – те, кто мы есть. Мне нравится ощущать внутри, жить этим моментом. Мне нравится, когда я танцую натурально, всем сердцем. 

    Павел: Но такая натуральность — это тоже большой опыт и развитие. Что такое натуральность? Это честность по отношению к самому себе. Это ответ на вопрос, кто ты такой? И это очень сложный момент. На самом деле, это тоже большая работа. Как улыбнуться, как посмотреть, чтобы это не было фальшиво. И Оксане это даётся легко. 

    Скажите, а какую роль играет в Вашей жизни имидж? Я читала, что Павел – большой фанат моды…

    Оксана: Да, он мне очень помогает советами (улыбается — прим. ред.). У него есть свой стиль.

    Павел: Когда я только перешёл в Профессионалы, первым человеком, которого я встретил, был Эспен Салберг. Он — один из лучших танцевальных дизайнеров. Мы в то время были с ним очень близки. Я ездил к нему на Бали, оставался там по нескольку недель. Там я погрузился в fashion – индустрию, смотрел, как он рисует, как одевает моделей. И до сих пор все эскизы на турниры мне делает именно он. С ним всегда можно посоветоваться, выбрать нужное сочетание. Я много работал, чтобы этот человек появился на моем танцевальном пути. Я помню, что, когда я первый раз собирался к нему на Бали, я продал в Москве всё, чтобы купить билет. Просто собрался и поехал.

    А кто отвечает за Ваши костюмы?

    Оксана: «Grandamour», они работают в Украине. Я считаю, что мне очень повезло с Женей Фроловым. Я просто говорю ему: я хочу сейчас с перьями что-то. Он мне делает три разных эскиза, я выбираю и через очень короткое время платье уже на месте. Он прислушивается ко мне, он меня видит, и очень сильно нас поддерживает.

    Павел: У меня тоже есть спонсор в Москве, ателье «Sirius». Я – перфекционист во всем. У меня должно быть все идеально, иначе в этой вещи я могу вообще не выйти танцевать на паркет. И я хочу сказать, что они большие профессионалы: мерки, материалы, качество, тайминг: все очень здорово.

    А Ваши шоу? В них костюмы тоже играют немаловажную роль? 

    Павел: Да, наши шоу получаются достаточно спонтанно. Я помню, как я купил еще два года назад в Лондоне шляпу, тогда я еще не знал зачем, а потом мы использовали это в шоу, но добавили к образу еще тросточку, ботинки. Это было наше шоу «Big Spender». Наши друзья показали нам видео американского хореографа Боба Фосса. Мы стали это развивать, искать информацию… 

    Оксана: Оказалось, что Боб Фосс был выдающимся голливудским хореографом, который вдохновил Майкла Джексона на лунную походку. Он участвовал во многих картинах: «Милая Чарити», «Весь этот джаз», «Кабаре»… Его постановки даже получали даже «Оскара»! Мы нашли музыку и показали её Эспену Салбергу. Если у Паши все сразу идет от стиля, то у меня от идеи. И мне в этом номере сразу же захотелось показать какую-то абстрактность и в тоже время сексуальность. Для Эспена постановка — это почти магический процесс. Он слушает музыку и начинает делать на чистом листе записи, расписывает все акценты, все яркие места мелодии, у него совершенно особая система. Честно говоря, с Эспеном у нас все шоу ставятся буквально на одном дыхании.

    У Вас есть сейчас ближайшие планы, связанные с шоу?

    Оксана: Конечно, на конкурсные шоу у нас не хватает времени, поскольку у нас сейчас такой график, что все расписано на два года вперед. Но мы с удовольствием показываем наши программы по миру, недавно нас пригласили в Мексику. Сейчас мы нашли очень интересную музыку для самбы, но пока будем ставить номер. Всё рассказывать не буду, но нам очень нравится.

    Оксана, Павел, карьера танцора достаточно стремительна. Вы решили для себя вопрос, ради чего Вы танцуете?

    Павел: Для меня этот вопрос встал не так давно. Пожалуй, впервые, когда мы стали заниматься с Рудом Верми. Раньше я не задумывался, я просто делал. Сейчас я ближе к пониманию этого. Иногда танец — это медитация, когда я вхожу в то состояние, когда могу быть становиться тем, кем я не могу быть в жизни. 

    Бывает, что перерабатываешь боль, какие-то внутренние переживания, например, в румбе, в пасодобле, когда ты можешь открыть свое сердце, ощутить это по-настоящему. Пусть это будет даже боль, которая создаёт движение, когда уходит механическое, физическое. И это очень интенсивно. Но мне также сделать наш спорт популярнее, хочется оставить след, свой отпечаток в истории танцевального спорта, своё видение. И это очень тонкий и глубокий момент. 

    Оксана: У меня был момент в жизни, когда я была практически готова завершить танцевальную карьеру и полностью поменять свою жизнь. И я ощутила себя в этот момент такой несчастной! И потом, встретив Павла, я осознала, что жизнь готовила меня к этому. Когда мы начали танцевать, у меня были небольшие проблемы со здоровьем: иммунитет, низкое железо, я до сих пор с этим борюсь. В такой момент начинаешь себя спрашивать: что будет, если ты не сможешь танцевать? Что ты от себя оставишь? И пересматриваешь какие-нибудь свои шоу, и думаешь: нет, это еще не все, я не хочу на этом заканчивать, и слезы льются градом. 

    Сегодня мы получаем огромную поддержку от наших поклонников, друзей. Без этого мы бы не осознавали, что это имеет значимость. Потому что для нас танец — это, как сказал Павел, это переработка каких-то внутренних переживаний, это очень личное. Но мы все равно танцуем для мира, для того, чтобы оставить какой-то след. Мы отдаемся этому полностью. Мы столько всего уже прошли, но хотим успеть еще больше.

    Юлия Котариди